Не объедайся - секрет долголетия доктора Зиганшина

Не объедайся - секрет долголетия доктора Зиганшина

— Большинство наших недугов — от переедания, — убежденно говорит Альфред Абдульбарович. И в подтверждение своих слов кладет передо мной фотографию своих однокашников. Солидные дяди и тети, завершающие шестой десяток лет жизни. — Нас выпустилось четыреста с лишним человек. Встречаемся мы регулярно каждые пять лет. И всякий раз кого-то недосчитываемся. На встрече 2002 года договорились собираться каждые три года: слишком быстро уходят друзья. 56 моих однокашников покинули этот мир, не дожив до 60-ти. Для врачей это чудовищно большая цифра. Какой же ты лекарь, вправе я упрекнуть любого из них, если тебе самому не хватило запаса здоровья дожить до не столь уж почтенного юбилея? А почему заболевают и умирают мои ровесники? Вы видите: почти у каждого лишний вес. Он неизбежно приводит к засорению организма шлаками. Запаса здоровья хватает до какой-то критической величины, потом сдает либо сердце, либо сосуды, либо онкология бьет по самому слабому органу… Все мои друзья находятся в группе риска. Чтобы им помочь, для начала следует избавиться от одного-двух пудов. Этим я и занимаюсь в своем центре. Но ни один из однокашников на мой призыв пока не откликнулся.

Кстати, сам доктор Зиганшин на одной из фотографий двадцатилетней давности тоже смотрелся этаким Винни-Пухом с одутловатым животиком. При росте 167 см 100 кг массы тела — это было изрядное ожирение. Несомненно, грозила гипертония, тем более что имеется к ней генетическая склонность. Осознав гибельность пути, по которому идет отец малолетних в то время сына и дочери, муж красавицы Флоры Галеевны, он решительно изменил образ жизни. И только расставшись с лишними двумя пудами, а заодно с букетом хронических болезней, врач ощутил моральное право вести за собой других.

На путь решительных перемен Зиганшина подтолкнул несчастный случай, произошедший с ним в студенческие годы. Он занимался тогда в легкоатлетической секции. Однажды работал в спортзале со штангой. А какой-то олух, обучавшийся метанию диска, так запустил снаряд, что попал Альфреду точно в голову. Сотрясение мозга было столь сильным, что после лечения в клинике нервных болезней и санатории встал вопрос об академическом отпуске. Бегать и вообще заниматься спортом запретили. Юноша с ужасом понял, что в свои 18 лет превращается в инвалида.

Это не могло его устроить. Летом, отдыхая у родственников на реке Вятке, потихоньку, нарушая врачебный запрет, начал купаться. Сначала только на рассвете, когда нет солнца. Потом стал по чуть-чуть выходить на солнце, добавляя по одной минуте. За лето немного окреп и упросил декана допустить его к продолжению учебы.

Но сохранялись головные боли и повышенное давление, на врачебном языке это называлось посттравматическая энцефалопатия. Поэтому приходилось снова и снова ложиться в клинику.

Став после ординатуры главным врачом сельской участковой больницы, потом главврачом района, затем снова земским врачом, Альфред Абдульбарович все отчетливей понимал: ждать решительной помощи от коллег не приходится — если он не поможет себе сам, уже никто ему не поможет.

Почитав вошедшие в моду книги о пользе голодания Брэгга, Шелтона, наших Юрия Николаева и академика Амосова, доктор Зиганшин стал пробовать на себе чудодейственный метод самоисцеления. И вскоре убедился: ограничив поступление в организм пищи извне, мы принуждаем его съедать отложенные «на черный день» запасы, провоцирующие все болезни.
07.02.2021 enr091 0
Добавить комментарий:



ТОП пользователей



natalimo5kalevakiselallachkazakazmanikurNikusiyлюбаняfiruzakimkapetrovmarpetrovSbrganlinkovpawmirkafrolova