Материалы для реставрации оружия

Материалы для реставрации оружия

Положим, необходимый инструмент худо-бедно можно собрать, но что делать с материалами, разнообразие которых необозримо, и как предвидеть заранее, что именно, какого размера, формы и свойств потребуется? Опыт показывает: только через полгода-год интенсивной работы в мастерской скапливается достаточное количество всяческого хлама (каковой на самом деле хламом не является), из недр которого при необходимости извлекается желанный кусочек, брусочек и т. п. Именно поэтому важно никогда не выбрасывать никакие обрезки, а напротив, словно домовитая крыса, тащить и тащить в дом абсолютно все, что может когда-нибудь пригодиться, приводя этим в бешенство членов семьи.

Всякий мастеровой подтвердит: абсолютно каждый огрызок рано или поздно идет в работу, и порой замену ему подыскать сложно. Разумеется, завалы не делаются специально, а естественным образом вырастают сами собой в процессе работы, и они ни в коей мере не отменяют необходимость приобретения настоящего сырья древесного, металлического и всякого иного происхождения.

Приведу краткий перечень самого необходимого. Итак, в углах, ящиках, под столом и на полках мы должны иметь под рукой:

– металлический лист всевозможных толщин (0,5—10 мм) из всевозможных же металлов: сталь горяче– и холоднокатанная, красная медь, латунь, бронза и мельхиор. Этого вполне достаточно для восполнения каких угодно утрат. Разумеется, ни к чему покупать и ставить к стенке тяжеленные листы размером 2 х 2 м, хватит нескольких кусков формата А4 (стандартная офисная бумага).

Поскольку мы хотим иметь дело со старинным оружием, ни алюминий, ни титан, ни магниевые сплавы нам точно не понадобятся. Это относится не только к листовому прокату, но и к проволоке, пруткам, уголкам и т. д. А вот разновидностей внутри каждой группы лучше иметь несколько. В основном это относится к бронзе, поскольку она, в отличие от латуни, сильно меняет цвет в зависимости от рецептуры.

То же и со сталью: для ремонта кремневых и капсюльных ружейных замков иногда требуется изготовить новые пружины, и тут без калящихся высокоуглеродистых марок никак не обойтись, хотя и особого разнообразия не требуется – вполне достаточно куска рессорной 65Г толщиной 6–8 мм и аналогичной проволоки диаметром 2–5 мм (вот почему нельзя выбрасывать никакие старые пружины, особенно часовые, где в заводных барабанах скрываются чудесные плоские «улитки», отменно закаленные и совершенно незаменимые в целом ряде случаев, – например, для монтажа металлических ножен шпаг, сабель и штыков);

– древесина разных пород и в различном виде (доска, брус, кругляк и пр.). Для восстановления рукояток холодного оружия, изготовления ножен, а особенно для всяческих ружей– пистолей требуется дуб (простой и мореный), орех нескольких оттенков, бук, береза, красное дерево, ясень, акация, самшит, абрикос, вишня, слива, груша, шелковица, кизил, магнолия и еще десяток… ладно, шучу, хватит и половины.

Проблема в том, что при восполнении утрат приходится подбирать кусочки и врезки не произвольного цвета, тона и текстуры, а такие, чтобы они хоть немного совпадали с оригиналом, иначе заплатка будет бросаться в глаза. Здесь незаменимо старое дерево, едва ли не единственным источником которого служит разная поломанная мебель хотя бы вековой давности, когда еще не ведали окаянной ДСП, а дверцы шкафов и шифоньеров мастерили из натурального массива ореха и дуба. Древесина подобной выдержки всегда темная, успевшая неторопливо окислиться и высохнуть «в ноль», и никакая свежатина с ней не сравнится.

Деревянный ассортимет накапливается годами, хороший мастер везде и всюду, аки волк, рыщет и тянет в дом чурбаки выпиленных садоводами фруктовых деревьев и ореха, подбирает в парках клен и акацию, не брезгует ничем, и когда нибудь такое собирательство непременно окупается сторицей;

* * *
Что касается всевозможной «химии», то все ее потребные для реставрации виды подробно описаны в начале книги, а их применение для оружия не отличается никакой спецификой по сравнеию с прочей стариной.

И последнее. Качество конечного продукта напрямую зависит от качества инструмента и общей культуры вашего мини-производства. Свалка в мастерской говорит о том, что здесь орудует ремесленник, склонный к богемному мансардному быту, но никак не художник или просто квалифицированный мастер. Богемный бедлам хорош для обитателей Монмартра, а нам с вами более приличествует немецкий орднунг. Какова обстановка, такова и реставрация
24.12.2020 enr091 0
Добавить комментарий:



ТОП пользователей



yuliafainaSbrganlinkovpawmirkafrolovaasysarinpaltsevpetyacrutickovkovsyannikovanikukolovavera707valentinabuidina