Загадочное «я»

Как мы уже говорили, ни у кого из нас внутреннее «я» не является неизменным. Посмотрите на плачущего малыша, у которого режутся зубки, или на подростков, которые выросли из одежды, которая еще неделю назад была им впору. Так же и вы понемногу меняетесь каждый день. Но если ваша личность не статична, кто же вы тогда? Утверждение «Я – процесс» звучит странно, но давайте посмотрим на него с научной точки зрения.

На конференции TED 2016 года Моше Зиф, прославленный генетик из университета Макгилл, представил любопытные результаты исследования материнства у крыс. Обычно «хорошей матерью» считается крыса, которая облизывает свое новорожденное потомство тщательнее, чем «плохая крыса-мать», которая либо вообще этого не делает, либо делает кое-как. Когда потомство обеих матерей вырастает, они демонстрируют разное поведение. Крысы, воспитанные хорошей матерью, более расслаблены, менее боязливы и имеют иные сексуальные привычки, нежели те особи, которые родились у плохих матерей. Ортодоксальные генетики считают, что материнские качества определяет особый ген, который передается по наследству.

Зиф занимается эпигенетикой – наукой, которая изучает влияние жизненного опыта на заложенные в человеке гены. Эпигеном – это вся совокупность факторов, определяющих активность или пассивность тех или иных генов. Он содержит в себе химические модификации нашей ДНК и обволакивающих ее белков, известных как гистоны. ДНК и ее белковая оболочка сохраняют химический отпечаток опыта человека и играют главную роль в активации и дезактивации генов. (Данный процесс мы детально рассматривали в книге «Супергены».) На протяжении десяти лет Зиф со своими коллегами изучал, что происходит с детенышами плохой крысы-матери, если о них начинает заботиться хорошая крыса-мать. Ученые обнаружили, что значительное число химических реакций в организме подопытных животных изменялось, и эти технические данные подтверждали эмпирические наблюдения: хорошая крыса-мать помогала своим усыновленным детенышам стать более уравновешенными и спокойными. Другими словами, хорошее воспитание и забота легко компенсировали качества, унаследованные от плохой матери. Обратное также верно: врожденные положительные свойства крысенка хорошей матери менялись на противоположные, когда его передавали на воспитание плохой крысе-матери.

Зиф противопоставляет природу крыс особенностям их воспитания и задается вопросом, могут ли условия воспитания ребенка определять его мировоззрение? Зиф сравнивает ребенка, рожденного в приличной семье в Стокгольме, где зимние дни короткие, солнечные и морозные, с другим малышом, выросшим в диком племени в Бразилии, где все дни одинаково длинные и жаркие. Дети, в чью систему данных была введена разная исходная информация, будут иметь разные ожидания относительно будущего. Ориентируясь на опыт, полученный в младенчестве, они будут по-разному оценивать вероятность остаться голодными, попасть в беду и вообще будут по-разному смотреть на вопросы выживания. По утверждению Зифа, эволюция научила нашу древнюю ДНК гибко адаптироваться к любым условиям, и это перекликается с главной мыслью нашего повествования: мы принадлежим к биологическому виду, который обладает самыми высокими способностями к адаптации на Земле.

Если бы вы могли стать плацебо для самого себя, то получили бы в свое распоряжение самый безопасный метод исцеления.

Итак, перед нами встал вопрос: дает ли набор отпечатков прошлого опыта ключ к здоровью? И да, и нет, это палка о двух концах. Отпечаток одного и того же опыта способен принести как вред, так и пользу, и невозможно предсказать, как именно будет в вашем случае. Допустим, ребенок А растет с базовым доверием к миру, в то время как ребенку Б привили идею о том, что жизнь может быть опасной и непредсказуемой. Можно предположить, что выросший ребенок А будет счастливее, чем вчерашний ребенок Б. Но что, если на их страну обрушится вирус СПИДа, или к власти придет тиран? Человек, который верит, что в этом безопасном и добром мире все будет хорошо, может оказаться неготов к возможным угрозам. А человек, который с детства считал, что в жизни надо бороться с трудностями, устоит перед лицом опасности.

Зиф приходит к поразительному выводу. Благодаря прогрессу в генетике мы можем отследить, в какой момент на геном человека начинает влиять плохое или хорошее воспитание. Он приводит в пример исследование материнства среди обезьян, когда одни детеныши росли с настоящей матерью, а другим была предложена имитация в виде куклы. Гены испытуемых из обеих групп начали отличаться уже через две недели после начала эксперимента. «Этот период определяет, какой будет вся последующая жизнь ребенка, – заявляет Зиф. – Стресс по-новому организует весь геном». А в каком возрасте проявятся эти различия? Это связано с обстоятельствами жизни ребенка в младенчестве. Одни родители могут практиковать метод Фербера и оставлять своего малыша плакать в кроватке, пытаясь приучить его спать по ночам. Другие будут подходить к ребенку каждый раз, когда услышат его плач.

Второй вариант сложнее для родителей, но им стоит помнить, что отпечаток из самого раннего детства, сохраняемый в нейросетях и генах их малыша, задает программу на всю его жизнь. Конечно, он может столкнуться с множеством трудностей и неудач, но даже в этом случае положительные программы, заложенные в младенчестве, помогут человеку выбирать исцеление, а не страдание.

С момента рождения мы знаем – и автоматически принимаем – свое место в мире. Животные инстинктивно следуют заложенной в них программе. К примеру, обезьяны всегда организуют социальную иерархию, где на верхней ступени находится доминантная особь, а внизу – самая неприметная обезьяна. Уже при появлении из утробы матери в их геноме имеются различия. В случае с человеком неблагоприятные условия рождения и воспитания могут запечатлеться в его геноме с самого первого дня жизни. Эти данные подтверждает научное исследование, в ходе которого изучались последствия отключения электричества во время снежной бури в Квебеке в 1998 году. Одни люди, среди которых были беременные женщины, волновались тогда больше, чем другие.

Психолог по детскому развитию Сюзанн Кинг пятнадцать лет наблюдала за рожденными тогда малышами и обнаружила, что у детей тех матерей, которые пережили во время снежной бури сильный стресс, чаще отмечались случаи аутизма, метаболические нарушения и аутоиммунные заболевания. Конечно, утверждать о прямой причинно-следственной связи нельзя, однако это исследование положило начало другим открытиям. Например, ученые узнали, что события в жизни матери, происходящие в определенный период беременности, могут оказывать влияние на развитие плода. Но еще важнее непостоянство человеческого «я» – хотя мы-то уверены в его неизменности.

Самое продолжительное исследование неустойчивой природы внутреннего «я» человека было проведено в Шотландии, где в 1947 году школьных учителей попросили оценить своих четырнадцатилетних учеников по шести характеристикам: уверенность в себе, упорство, эмоциональная стабильность, добросовестность, оригинальность и желание учиться. Оценка была дана одной тысяче двумстам восьми ученикам. В 2012 году оценить себя по тем же показателям предложили тем из них, кто еще был жив, – ста семидесяти четырем людям. Чтобы информация получилась более объективной, каждого участника попросили найти близкого человека, который согласился бы дать свою оценку. Психологи долго считали, что личность человека стабильна, да и расхожее выражение «Люди не меняются» известно всем. Однако шотландское исследование показало обратное. Хотя данные участников в юном и зрелом возрасте кое в чем совпали, «эти совпадения не подтвердили психологической стабильности ни по одной из шести личностных характеристик».

Никто точно не знает, почему ученые прошлого пришли к выводу, что личность человека неизменна. Еще матери любят говорить, что видели у своего младенца индивидуальность, которая проявилась с возрастом. «Ты был тихим ребенком и сейчас такой же» или «Ты всегда хотел быть самостоятельным, даже когда тебе было два года» – вот их обычные замечания. Однако наука подтверждает, что время оказывает на человека свое воздействие. Шотландское исследование наглядно показало, что к семидесяти годам у человека остается мало общего с той личностью, которой он был в юности.

Человек всегда может преобразовать свою личность. Еще важнее то, что жизнь все равно вас изменит, но чем дольше вы сопротивляетесь, тем резче изменится ваша личность без вашего ведома и согласия. Мы хотели бы еще раз подчеркнуть основные выводы.

Ранний опыт, полученный в младенчестве, оказывает более значимое влияние на гены, биологию и поведение человека, чем представлялось в прошлом.

Под воздействием разнообразных факторов каждый человек формирует свою внутреннюю жизненную карту, которая отражает не его собственный выбор и решения, а отпечаток опыта, приобретенного в раннем детстве.

Мы можем изменить этот отпечаток, выбирая свои убеждения, манеру поведения и интерпретацию событий. Если задаться такой целью, бессознательные отпечатки можно стереть. Насколько нам известно, ни одно другое живое существо на планете не имеет этой удивительной возможности.

В медицинских кругах ходит забавная история о трансформации личности. В 1960-х годах в моду вошел выдающийся, но эксцентричный психиатр по имени Р. Д. Лейинг. Однажды он написал о случае с молодой женщиной, которая долго находилась в коме и неожиданно пришла в сознание. Она сохранила память, но с ее характером произошла странная трансформация. Раньше девушка был застенчивой и закрытой, а теперь медсестры обращались с ней, как со знаменитостью. Они делали комплименты ее остроумию и очарованию, и вскоре девушка начала верить в то, что ей говорят, и внутренне меняться, превращаясь в того человека, которым ее считали окружающие.

Если внутреннее «я» можно стереть до основания – повреждениями мозга или психологическими методами, – значит, человеческая личность далеко не так постоянна и неизменна, как мы думали раньше. И это возвращает нас к истории Даррена, который коренным образом изменил свое прежнее «я», поскольку не мог с ним жить. Куда же привела его жизнь после того, как он отказался от старой личности?

«Иногда я встречаю старых друзей из школы и колледжа, и они говорят: „Ты совсем не изменился“, – рассказывает Даррен. – Но я знаю, что они просто пытаются сделать мне комплимент. Если бы они действительно меня знали, то пришли бы в изумление, настолько мое нынешнее мировоззрение отличается от того, как я воспринимал жизнь и самого себя в прошлом. Раньше я бежал от себя. В моей голове постоянно звучал голос, который говорил, что я недостаточно хорош. Сейчас его нет.

Голос в моей голове, который все время осуждал меня, долго не хотел исчезать. Тысячу или десятки тысяч раз я говорил ему: „Ты мне больше не нужен“. Раньше я гордился своей жесткостью и несгибаемостью, и чтобы избавиться от этих качеств, мне тоже потребовалось много времени. Но невозможно быть живым без эмоций, а проявлять чувства значит становиться уязвимым. Я сомневаюсь, что хотя бы один человек из сотни принимает эту истину. Мне пришлось это сделать, поскольку событие, из-за которого я встал на этот путь, – трагическая смерть брата – было слишком реально, чтобы от него отмахнуться.

В тот период самым важным для меня было осознать, что эмоции могут быть позитивным аспектом жизни. Когда я это понял, многое стало меняться. Я начал распутывать клубок вопросов о самом себе: можно ли меня любить и могу ли я любить кого-то. Одна эта тема могла бы занять целую книгу. Если вы пытаетесь предусмотреть все проблемы заранее, вас это сковывает. Я верю, что все должно идти своим чередом. Я не борюсь и не сопротивляюсь жизни. Когда вы себя не боитесь, не боитесь своих чувств, вам неважно, что скажут другие люди. Вы не волнуетесь о будущем и не возвращаетесь в прошлое.

Эффект плацебо – это доказанный и неопровержимый результат действия трех компонентов: естественной способности тела к исцелению, мировоззрения человека и социального контекста.

В какой-то момент я перестал избегать боли. Я переключился на другую волну, и мне стало интересно, что со мной происходит. Это стало для меня неким проектом, как будто я изучал под микроскопом другого человека. Когда уходят страх и осуждение, вы начинаете наслаждаться этим исследованием».

«В чем же была суть этого проекта?»

«В познании себя. Это не совсем точное определение, но лучше я сказать не могу, – говорит Даррен. – Когда вы задаетесь вопросом „Кто я?“, поиск ответа может проходить в несколько этапов».

«На каком же этапе он сейчас?»

«В каком-то смысле я всегда находился на одном и том же этапе – в процессе работы».

Мы все находимся в процессе работы над собой, и в конечном счете это лучший способ существования. Новые открытия генетиков о том, что опыт человека оставляет отпечаток в сотнях его генов, лишь подтверждают, что эта работа никогда не остановится. Быть живым значит плавно двигаться с потоком эволюции, и это река, в которую нельзя войти дважды. Высшее исцеление предполагает, что вы принимаете любой жизненный опыт, когда решаете развиваться и расти с его помощью. Что же движет жизнью? Сама жизнь. Когда мы принимаем эту мысль, целительное путешествие разворачивается в нужном направлении, захватывает нас целиком и дарит радость жизни здесь и сейчас.

Человек должен следовать системе самоисцеления без усилий, чтобы глубинные изменения происходили абсолютно естественно и спустя время человек не мог вспомнить, как он жил без них прежде.

21.09.2020 enr091 0
Добавить комментарий:



ТОП пользователей



linkovpawcoshelevaarinochkaliv13921irinasemiryadtamilakolokolchikova85rusyaporatovakiryanpushilinvladdakashkanakalininna815508pittakosinna