Заблудившаяся пчелка

Пчелку звали несколько странным даже для пчелок двойным именем Агата-Магда. Вообще-то пчелок часто называют двойными именами, равно как часто называют Агатами или Магдами. Но вот двойным именем Агата-Магда звали только эту пчелку. И, надо сказать, Агата-Магда этим именем гордилась. Нравилось ее, когда она была маленькая, как мама звала ее из улья: «Агата-Магда, скорей домой! Пора ужинать и спать!» Тогда малышке Агате-Магде казалось, что все вокруг сразу обращают на нее внимание, поскольку хотят посмотреть, кому же это принадлежит такое необычное и такое красивое имя. В какой-то степени так оно и было – многие начинали с любопытством и с интересом смотреть на пчелку. Когда Агата-Магда подросла, то имя это стало нравиться ей еще больше. «Агата-Магда», – обращались к ней подруги. «Агата-Магда», – называли ее друзья. «Агата-Магда!» – кричали пчелке малыши-пчелята. И Агате-Магде всегда было радостно и приятно слышать свое имя. Казалось ей, будто в имени этом какая-то легкая музыка – музыка самого лучшего и самого любимого в жизни. А что для пчелы самое любимое? Вы думаете, мед? Отнюдь нет. В жизни пчелы есть несколько самых любимых вещей. И среди них мед далеко не на первом месте. А что же тогда на первом? На первом месте в жизни большинства пчел стоит их родной дом. Дупло в дереве, если пчелы дикие, лесные; улей, если пчелы обитают на пасеке и служат человеку.

Наша Агата-Магда родилась и жила в улье. Другого дома никогда для себя не мыслила. И если случалось улетать куда-нибудь далеко за нектаром, то очень скоро Агата-Магда начинала грустить по дому. Имя же пчелы – Агата-Магда – напоминало ей (да, пожалуй, и многим другим пчелам), то как жужжит в июльский полдень улей: Агата-Магда, Агата-Магда, Агата-Магда. И слаще музыки не было во всем мире, потому что это жужжала родина нашей пчелки, куда всегда хочется возвращаться и которую так не хочется покидать надолго.

Однако труд пчелы далеко не во всякий день позволяет оставаться в улье. Пчела должна собирать нектар, пока позволяет ей делать это природа. То есть летние дни пчела обязана проводить на лугу. Перелетая с цветка на цветок и держа в изящных лапках маленькое восковое ведерко, пчела порхает с цветка на цветок. С каждым новым цветком ведерко заполняется сладким нектаром все больше. А как только ведерко наполнится до краев, летит пчела обратно в улей и там выливает содержимое своего ведерка в общие соты, в которых потом старые пчелы будут делать самый сладкий в мире, самый вкусный и самый полезный мед. Мед этот пчелы будут есть зимой, будут кормить им малышей-пчелят. И с людьми поделятся – с теми людьми, которые хорошие и добрые, которые построили для пчел улей и которые за пчелами ухаживали, не боясь пчелиного яда. Ведь пчела, хоть и добра по натуре, может пребольно ужалить того, кто попытается ее обидеть. Да, тогда пчела простится с жизнью, ибо навсегда потеряет жало, а без жала жить не сможет. Но и врага накажет. Обо всем этом знала пчелка Агата-Магда, однако пока что в жизни ее не было повода, чтобы применить свое страшное оружие – выпустить во врага пчелиный яд. Пчелка Агата-Магда в летние месяцы, как и все ее подруги, целыми днями только и делала, что летала с восковым ведерком по лугу да собирала сладкий нектар. И только с наступлением темноты забиралась в свою ячейку в улье и спала до самого утра. И так было в тот год и в июне, и в июле, и в августе. И только под самый конец августа однажды приключилось с Агатой-Магдой, что не со всякой пчелой случается.

Был уже час, когда вот-вот на землю ляжет темнота. Агата-Магда заметила это, равно как и заметила, что ведерко ее восковое наполнено только наполовину. Надо было поспешить, чтобы до прихода ночи все-таки собрать нужное количество нектара. А для этого предстояло слетать на другой край большого луга. Какие же дивные цветы растут там! Тамошние ромашки гораздо больше здешних, а тамошние васильки гораздо синее. Колокольчики же на том конце луга звенят куда как звонче тех, что растут на этой стороне. Во всяком случае, так казалось пчелке Агате-Магде. И вот она полетела туда, где самые большие в мире ромашки, самые синие в мире васильки, самые звонкие в мире колокольчики. Но где же они? Кажется, бедная Агата-Магда сбилась с пути. И тут еще, как назло, стало стремительно темнеть – вечер в августе имеет обыкновение очень быстро превращаться в ночь. Небо стало черным буквально в один миг. И Агата-Магда поняла, что она не на лугу совсем, а в дремучем лесу. И как же только ее сюда занесло? Этого Агата-Магда понять не могла. Поняла только, что случилось с ней, чего прежде не случалось, – бедная пчелка заблудилась. Агата-Магда сообразила: голод ей не грозит, ведь при ней полведерка цветочного нектара. Однако же в лесу – пчелка знала это по рассказам – подстерегают и иные опасности. Чего же несчастной заблудившейся Агате-Магде ждать от леса? Прежде всего надо прекратить полет и где-нибудь притулиться. В темном лесу почти ничего не видно, однако вот – какой-то листочек. Пчелка села на маленький листик, сложила крылышки, поставила рядом восковое ведерко с нектаром и хотела уже было задремать, но тут откуда-то донесся неприятный шелест, потом еще и еще. Вскоре шелест этот сделался непрекращающимся, а вслед затем стал стремительно приближаться к листику, на котором притаилась Агата-Магда. Пчелка вся вжалась в лист, чтобы избежать опасности. И даже несмотря на темноту, Агата-Магда смогла разглядеть стремительно летящий в ее сторону источник этой опасности – громадная ночная птица, сверкая глазами, надвигалась на пчелку. Ужалить? Выпустить яд? Но тогда погибнуть самой! Что же делать? Агата-Магда, однако, приготовилась к бою. И на счастье, ночная птица, взмахнув крылом, улетела.

Вновь в лесной чаще наступила тишина, продержавшаяся, впрочем, недолго: с реки подул ветер, от ветра стали шуршать листья на деревьях, стали скрипеть ветки; а когда ветер усилился, то пчелке пришлось всеми лапками вцепиться в свои листики, чтобы только не быть унесенной ветром. Восковое же ведерко ветер унес, оставив Агату-Магду без нектара. Только стих ветер, как пошел дождь. Сначала маленький, потому все больше и больше. И вот уже струи воды заливают лес, а бедняга пчелка с намокшими крылышками вынуждена прятаться уже на листике, а под ним. Если дождь случается на лугу днем, то там обыкновенно успеваешь долететь до улья. Но там ведь улей родимый рядом, а здесь… Наконец, дождь перестал, а вместе с этим стало светать. Солнце еще не собиралось всходить из-за горизонта, не спешило покидать свой улей. И хотя Агате-Магде больше всего на свете хотелось домой, она продолжала сидеть на все том же листке, который в ночи служил ей и постелькой, и укрытием во время дождя. А тут еще и туман пал – ничего не видно, куда ни глянь. И снова пчелка затаилась, прижав лапки к животику. Темнота, ночная птица, ветер с реки, дождь, туман… Сколько же опасностей таится в этом мире! Однако как только первые лучи солнца показались с востока, туман куда-то исчез. Крылышки Агаты-Магды к тому времени уже высохли и можно было лететь домой – пчелка с появлением солнца поняла, где ее дом, сообразила, куда следует направить полет.

Но тут еще одна опасность встала перед Агатой-Магдой. Откуда-то прямо перед ней буквально выросла крысиная мордочка. Глазки-бусинки нервно забегали, носик задергался. Пчелка поняла, что вот это как раз то самое испытание в пчелиной жизни, которого все так боятся: выпустить яд и погибнуть либо погибнуть, не выпустив яда. Агата-Магда не задумываясь выбрала первое и уже изготовилась навсегда расстаться со своим драгоценным жалом, как крыса ни с того ни с сего противно фыркнула, взмахнула перед самым пчелиным жалом голым хвостом своим и скрылась в лесной чаще. Агата-Магда так толком и не поняла, что это было. Однако обрадовалась. А обрадовавшись, полетела к дому, к родному своему улью, где ее уже заждались родня, подруги и друзья. Все ужасно волновались, но все прекрасно знали, что пчела Агата-Магда из тех пчел, которые всегда возвращаются в свой родной дом, в свой улей. И понимали, что не пришлось ей вступить в схватку, ибо для пчелы расставание с жалом означает расставание с жизнью. Как же все были рады, что не пришлось пчелке сделать это. Хотя еще великий римский поэт Вергилий писал, что пчела не только знает и любит свой дом, но и способна жизнь отдать за цветы и за труд. Многому и люди у пчел могут поучиться.
16.03.2019 enr091 0
Добавить комментарий:



ТОП пользователей



lucky9197qtorigromovadaria_malnatalogi2411sergeikotkov02061990larka56nev7valeriatourandreyzinovievskyipetrivanov24vuysjubrqy_1547714397