Морской Змей и принц Голан

В одном королевстве, как в королевстве и положено, жил-был король, которого, как часто с королями случается, звали Карлом. Ну, оно и неудивительно, ведь имя Карл и произвело на свет столь знаменитое слово «король». Просто когда-то одного очень величественного и почитаемого правителя звали этим именем. А потом решили так: пусть имя этого правителя станет названием правителей иных. Вот и стали называть правителей королями. И многие из них получали при крещении имя Карл. Так же звали и нашего короля. И хотя в отличие от того старого Карла этот Карл не был ни величественным, ни знаменитым, все же, приходится признать, что как раз при долгом правлении нашего Карла в королевстве были и мир, и спокойствие, и благополучие, и достаток. А что, скажите на милость, надо еще простым людям?

И пусть не славен был наш король Карл великими деяниями, но за то славен был радостью жизни своих подданных. И была у короля Карла прекрасная и добрая жена, королева Анна. Да, королевы частенько носят это имя, и наша не была здесь исключением. И был у Карла и Анны сын – принц Голан. Это имя не часто давалось принцам и уж тем более никогда не становилось именем королевским, но, согласитесь, что тем интереснее история, чем необычнее имя главного ее героя. Впрочем, благосклонные слушатели, в строгом смысле нельзя сказать, что именно принц Голан является главным героем этой истории.

Обратите внимание на название данной истории и подумайте, кто именно все-таки будет главным ее героем. Однако сначала, конечно, поведаю о принце Голане. Пока принц был маленьким, то все было хорошо в его отношениях с отцом, – вместе Карл и Голан играли, вместе путешествовали, вместе читали, пели песни, плясали… Да чего только не делали король Карл и принц Голан! И делали все вместе к радости королевы Анны и всех подданных короля – всех жителей королевства. И то правда, все смотрели на Голана и радовались. Да и Голан смотрел на всех и тоже радовался. Однако было так до того момента, когда Голан подрос.

Стал принц юношей, огляделся вокруг и решил почему-то, что все прежние годы жил он не так, как следует жить настоящему принцу, то есть настоящему будущему королю. В прежние времена отец, король Карл, был для него примером во всем, был, что называется, образцом для подражания. Теперь же без, казалось бы, каких-то видимых, каких-то, как говорится, очевидных причин отец стал казаться сыну человеком, недостойным носить светлое название «король». Почему? Да потому что король, по мнению юного принца Голана (как, впрочем, и по мнению многих), славен должен быть великими деяниями – пусть даже деяния эти будут, к примеру, злодейскими, но только чтобы были они великими.

Были ли хоть какие-то деяния у нашего короля Карла? Выиграл ли он войну какую? Подавил ли бунт недовольных чем-нибудь подданных? Разорил ли земли какого-либо сопредельного государства? Ничего такого король Карл не сделал. Это и возмутило сына его, юного принца Голана. И не было дело молодому человеку до того, что тем и хорош был его отец, что правлением своим не доводил дело до войны, не способствовал осуществлению бунтов подданными (ну, скажите на милость, зачем бунтовать, если все так хорошо?), жил в мире и даже в дружбе со всеми соседями, даже и не думая, что чьи-то там земли можно для чего-то разорять.

Однако же юности свойственен максимализм, потому-то многие молодые люди и считают, что сильным является лишь то королевство, которого боятся все не только за его пределами, но и в нем самом. И следовательно, лишь тот король по-настоящему славен, который сумел посеять страх в сердцах своих подданных и в душах жителей других королевств. Никак этим критериям не соответствовал наш король Карл – никто его не боялся. Но при этом, смею заметить, нашего короля уважали – уважали и жители нашего королевства, и жители иных стран. Не уважал с какого-то момента только сын его, наследный принц Голан. «Вот когда я буду королем, – размышлял принц, – я первым делом схожу войной на какое-нибудь другое королевство. Вторым делом подавлю какой-нибудь бунт в моих землях; подавлю, даже если никакого бунта не будет. Третьим делом разорю земли какого-либо сопредельного королевства. Вот и скажут тогда все, что Голан – великий король, славный своими великими деяниями. И уж точно не буду таким, как папаша».

А между тем король наш Карл был еще в силе и совсем не собирался (надо сказать, на счастье своих подданных) уступать королевский престол принцу Голану Голан, понимая это, стал искать какой-то выход, который позволил бы ему пораньше стать королем – великим и славным. Нет, не подумайте только, что юный принц Голан ради овладения королевским престолом оказался бы способным на какое-либо страшное преступление – даже на самых задворках его души не было и мысли об отцеубийстве или еще о какой ужасной затее. Нет и нет. При всем своем максимализме юный принц Голан был все-таки человеком порядочным и даже добрым. Просто молодой возраст диктовал ему что-то такое, что в возрасте зрелом кажется то дуростью, а то проявлением злобы.

Принц Голан рассуждал так: «Я стану королем, но не здесь, а где-нибудь в другом месте. Стану для того, чтобы отцу своему, королю Карлу, показать, каким на самом деле должен быть настоящий правитель. Уж я смогу быть таким!» С этими мыслями принц Голан стал выбирать себе то место, где бы он смог стать королем. Но на беду юного принца все правительственные вакансии в соседних и даже в дальних странах были на тот момент заняты. Что же делать?

Принц быстро нашел выход, рассудив так: «Если в нашем мире короли не нужны, то, верно, нужны они в мире не нашем». И как ни странно, очень скоро свободное место короля обнаружилось. Что с того, что это место короля в морском королевстве? Чем ждать, пока король Карл – отнюдь не старый еще – освободит престол, уж лучше пойти к берегу моря (благо берег этот рядом), сесть на песочек у самой волны и попроситься на вакантную должность морского короля. Подумать бы немного юному Голану, прежде чем совершить этот поступок, но молодости думать не свойственно. Свойственно сперва сделать, а уж затем поразмыслить. И вот уже сидит принц Голан на песочке у самой волны и ждет у моря… Нет, ждет не погоды, а появления кого-нибудь, кто скажет:

– Юный принц Голан! Будь нашим королем! Королем моря!

Долго ли коротко ли, а волны морские расступились и явился посреди них, блестя серебристой чешуей сам Морской Змей – верный слуга наместника престола морского короля. Понятное дело, даже место морского короля не могло и на минуту оставаться пустым. Потому-то, как только место это освободилось, то еще до объявления конкурса на замещение вакансии временно престол занял наместник. И наместником престола морского короля был сам Старый Краб. Старый Краб весьма серьезно относился к этой должности и потому первым же делом призвал к себе именно Морского Змея.

«Почему, – спросите вы, – Старый Краб обратился за поддержкой именно к Морскому Змею?» Ответ очень прост: как раз потому и обратился, что во всем королевстве морском не было существа мудрее, добрее и справедливее, чем Морской Змей. «Так вот ему бы, – воскликнете вы, – и быть бы тогда морским королем!» В ответ на это я только улыбнусь: восклицая так, вы, верно, забыли, что Морской Змей не только добр и справедлив, но еще и мудр. А скажите-ка вы мне на милость: будет ли мудрый по собственной воле становиться правителем? Что? Призадумались? Это уже если по родству определено, то тогда деваться некуда, но если просто так, за здорово живешь… Нет уж, увольте. Вот и Морской Змей рассуждал так, справедливо полагая, что ему и так живется хорошо уже потому, что он добр, справедлив и мудр, а стало быть, и незачем искать от добра иного добра.

Вот помочь найти правителя – это другое дело, тут Морской Змей завсегда с радостью придет на помощь Старому Крабу. «Но почему, – спросите вы, – самому наместнику престола морского короля Старому Крабу не сделаться из наместника королем?» Хороший вопрос. Но разве сами вы еще не поняли? Он же не просто Краб, а Краб Старый . Я даже выделил это слово, чтобы вы уяснили, по какой причине этот краб не может стать королем морским. Годы дали ему мудрость, но лишили сил. А что за правитель, у которого этих сил нет? И умный краб понимал это лучше всех. Наместником на короткое время – это куда ни шло, это ради интересов родного королевства, всегда пожалуйста. Но королем? Нет, пусть королем становится кто помоложе и пошустрее. Признаться, думал Старый Краб, призывая к себе в помощники Морского Змея, что тот сам согласится стать королем, однако ожидания Старого Краба не оправдались. Зато Морской Змей согласился помочь в поисках того, кто решит занять престол морского короля. Вот об эту пору и явился на берег моря принц Голан. Посмотрел на него Морской Змей и подумал, что, пожалуй, и получится из этого парня неплохой король. Велел Змей Голану подождать, а сам направился в бездну морскую к Старому Крабу, чтобы рассказать о сидящем на берегу юноше.

Старый Краб, прямо скажу, не разделил оптимизма Морского Змея относительно перспектив правления всем морем этого молодого человека. И решил Старый Краб сам подняться на поверхность воды, чтобы лично задать юноше три вопроса, провести своего рода тест на мудрость. Испытание очень простое: ответит – будет морским королем, не ответит – кто-то другой займет вакантную должность. Посмотрел Старый Краб на принца Голана, пощелкал правой клешней, потом пощелкал клешней левой и только потом сказал, обращаясь к юноше, но так громко, чтобы и Морской Змей его слышал:

– Посмотри-ка, юный принц, на небо. Там пока еще светло, но когда наступит ночь, должен ты будешь посчитать, сколько на небе звезд. Если ты справишься с этим заданием, то завтра утром получишь следующий вопрос. Если же не справишься, то в следующем вопросе не будет никакой нужды, а пойдешь ты себе восвояси.

Опечалился принц Голан. Старый Краб же усмехнулся и исчез в пенистой волне. Когда же море укрыло наместника королевского престола, то Морской Змей подплыл ближе к принцу и шепотом, чтобы невзначай Старый Краб не услышал, сказал:

– Знаешь, Голан, не знаю почему, но ты мне нравишься. Понимаю я, что молод ты еще решать королевские загадки, а потому помогу тебе. Сиди здесь, дожидайся ночи, а там, надеюсь, все поймешь сам.

С этими словами и Морской Змей исчез в волнах. А когда стало темнеть, то принц Голан увидел к своей радости, что все небо заволокла громадная туча. Что это означало? Да только то, что считать нынче на небе нечего. И хоть был принц молод, а все же был по-своему умен. Не мудр, нет – мудрость все-таки приходит с годами, а именно умен. И ум подсказал принцу, что туча эта пришла неспроста, что таким вот образом помог ему ответить на вопрос Старого Краба сам Морской Змей.

И когда утром вновь, как и прежде, на поверхность моря всплыл наместник престола Морской Краб, то юноша без труда дал ответ на его загадку, сказав, что количество звезд на небе равнялось в эту ночь нолю. Пришлось Старому Крабу принять этот ответ как правильный. И, конечно, задать следующий вопрос:

– Теперь тебе, юный принц, предстоит посчитать, сколько капель в море.

Тут уж, как сразу понял принц Голан, не поможет никакая туча, а стало быть, и испытание не будет пройдено. Однако как только Старый Краб, довольный своей новой задачкой, скрылся в глубине, слово взял присутствующий тут же Морской Змей:

– Да, вопрос не из простых. Как собираешься отвечать на него, принц Голан? Есть ли какие варианты ответа? Или все как вчера?

Морской Змей в этих вопросах не скрывал иронии, принцу же было совсем не до смеха – надо было либо решать задачу Старого Краба, либо отправляться восвояси. Версии же решения не было никакой, и все надежды Голана были только на Морского Змея. Тот же, конечно, ответ знал, но не торопился его произносить вслух, тихонько посмеиваясь над смятением юноши. Наконец, Морской Змей сказал:

– Подумай, принц, что такое капля? Это ограниченный объем жидкости, не так ли? Ну, каков тогда ответ?

Принц Голан задумался и вдруг понял, в чем суть ответа на загадку Старого Краба. Ответ был теперь абсолютно на поверхности. И как же принц сам не догадался?! И почему были нужны подсказки Морского Змея? Когда Старый Краб вновь явился на водной глади спокойного сегодня моря, то Голан сразу же дал ему ответ, так умело подсказанный Морским Змеем, но все же, смело можно сказать, найденный принцем самостоятельно – не забудем, что принц был все-таки умен:

– Я посчитал, сколько капель в море. Ответ таков: в море одна капля.

И после паузы принц Голан улыбнувшись добавил:

– Только капля эта очень большая.

Промолчал Старый Краб, несколько удрученный находчивостью юноши. С подозрением посмотрел на Морского Змея, но тот как ни в чем не бывало плескался в мягкой изумрудной волне, подставляя солнцу серебристую чешую. Делать было нечего, кроме как принять ответ на второй вопрос испытания как ответ правильный и задать третий, то есть заключительный вопрос. Старый Краб так и сделал:

– Теперь тебе, юноша, предстоит провести еще один подсчет…

С этими словами Старый Краб непонятно откуда вытащил наполненный чем-то громадный мешок. Вытащил и продолжил свою речь:

– Это, юноша, мешок с зерном. Тебе нужно до сегодняшнего вечера посчитать, сколько зерен в мешке. Только и всего.

И исчез, как и в прошлые разы, Старый Краб в морских водах. А Морской Змей перестал плескаться и подплыл к опечаленному юноше. Подплыл и сказал:

– Ну вот что ты печалишься? Сам же понимаешь по прежним заданиям, что считать тебе ничего не придется, а ответ искать нужно будет как-то иначе.

– Но как?! – воскликнул принц Голан, чуть не плача.

– Да очень просто! – ответил Морской Змей. – Знаешь мельницу за холмом?

Принц кивнул.

– Ступай туда, – продолжил Морской Змей, – там сам все поймешь.

И принц Голан отправился, прихватив с собой громадный мешок с зерном, на знакомую с детства мельницу за холмом. Дойдя до места, принц встретил мельника. Признаться, Голан не знал, что ему сказать, но мельник сам, увидав громадный мешок, обратился к принцу:

– Никак сын нашего короля решил лично воспользоваться услугами нашей мельницы? Очень польщен. Спасибо за доверие. Даже не думал, что моя скромная мельница привлечет самого наследника престола. Давайте сюда ваш мешок и посидите пока что здесь, а я все сделаю сам, сделаю, как говорится, собственноручно. Не прошло и получаса, как добрый мельник вынес громадный мешок обратно к принцу Голану. Мельник даже не взял с принца платы за труды – столь лестно было и без того обслужить наследника самого короля Карла.

Что же сделал мельник с содержимым мешка Старого Краба? Конечно, вы уже догадались – сделал то, что и положено делать мельнику: смолол зерно в муку. Потому-то, когда добрался принц Голан до берега моря и открыл там мешок, ответ на вопрос Старого Краба пришел сам собой. И когда Старый Краб к вечеру явился за ответом, то принц сказал, показывая на стоящий рядом мешок:

– Тут, уважаемый Старый Краб, нет ни одного зерна, то есть ответ, как в первом случае, будет ноль.

С сомнением Старый Краб выполз на песчаный берег, раскрыл правой клешней мешок и тогда только понял, что ответ юноша и в этот раз дал верный. Что было делать? Посмотрел Старый Краб на улыбающегося Морского Змея, на счастливого принца Голана, на свое отражение в морской воде и сказал:

– Быть тебе, принц, с этой минуты нашим королем!

Однако ответ принца оказался неожиданным и для Старого Краба, и даже для Морского Змея:

– Спасибо! – сказал принц Голан. – Спасибо вам за доверие. Но я, отвечая на ваши испытательные вопросы, кое-что понял. И поэтому отказываюсь быть морским королем и возвращаюсь к отцу во дворец.

Я так думаю, что вы, благосклонные слушатели, и без моей помощи уяснили, что именно понял принц Голан, проходя испытания Старого Краба. Я только скажу, что с этого момента изменилось отношение принца к отцу, а когда спустя годы стал Голан королем, то правление его прославлено было отсутствием войн и прочих катаклизмов. В морском же королевстве должность короля долго не оставалась вакантной – уговорили все-таки Морского Змея стать королем. И его правление тоже оказалось хорошим, ведь был Морской Змей, как впоследствии и король Голан, добрым, справедливым и мудрым.
01.05.2019 enr091 0
Добавить комментарий:



ТОП пользователей



daria_malbresh4507winnercomallisgood21slobodianiuk93diazboochSeogeorgssvetlanaenr091