Анна, Елизавета и Анастасия Ярославны

Русские княжны, дочери Ярослава Мудрого, портреты которых запечатлены на фресках киевского Софийского собора, вдохновляли своей красотой не только соотечественников. Слава об их очаровании, добродетелях и образованности облетела всю Европу. Иностранные принцы и короли, восхищенные совершенствами «русских принцесс», стремились к брачному союзу с дочерьми великого князя Ярослава Мудрого, созидателя самого могущественного, просвещенного и самобытного государства в Восточной Европе, каким несомненно была Древняя Русь до монголо-татарского нашествия.

Три сестры Ярославны стали королевами: Елизавета — королевой Норвегии, Анна — королевой Франции, Анастасия — королевой Венгрии. О младшей сестре Анастасии, выданной замуж за венгерского короля Андрея I (1047–1060), сохранилось не очень много сведений. Имеются вполне достоверные данные о культурно-религиозной деятельности королевы Венгрии Анастасии Ярославны, с именем которой связывают основание двух православных монастырей — у Вышеграда и в Тормове.

Историю романтической рыцарской любви принца, а затем короля Норвегии Гаральда III к старшей сестре Елизавете донесли до нас древнескандинавские саги: «Сага о Харальде, сыне Сигурда» и «Пряди о Хеминге, сыне Аслака».

Что касается королевы Франции Анны Ярославны, то о ее судьбе после брака с французским королем Генрихом I известно больше подробностей, а память о прекрасном облике замечательной славянки, оставившей глубокий след в истории и культуре Франции, жива до сих пор. Вот уже более девяти веков она будоражит воображение писателей, художников, историков. О второй дочери князя Ярослава Мудрого, Анне, написаны романы, пьесы, монографические очерки, сняты кинофильмы. Историки скрупулезно изучают переписку французской королевы Анны, сохранившиеся свидетельства старофранцузских хроник о ее частной жизни и государственной деятельности. В национальной библиотеке в Париже бережно хранится грамота, данная аббатству Сен-Криспин ле гранд в Суассоне. Грамота написана на официальном языке того времени — латыни — в 1063 году, а подпись Анны Ярославны сделана славянскими буквами, кириллицей — «анаръина», что и по-латыни и по-французски означает «Анна королева». Автограф Анны Ярославны — ценнейший исторический памятник: по своему языку и графике он современен старославянскому кириллическому письму Остромирома евангелия 1056–1057 годов. Этот автограф — загадка Анны, оставленная потомкам и не разгаданная до сих пор.

Анна Ярославна, поразившая в свое время французов своей несравненной красотой, тонким умом и милосердием, навсегда осталась для них воплощением идеала русской женщины. Не случайно надпись на постаменте скульптуры, установленной у входа в монастырь Святого Викентия в Санлисе близ Парижа, гласит: «Анна Русская, королева Франции, основала этот собор в 1060 году». Скульптура изображает статную красавицу с двумя длинными пышными косами и короной, с нежным задумчивым лицом.

Вторая дочь Ярослава Мудрого, княжна Анна, могла стать французской королевой уже в 1044 году. Именно тогда французский король Генрих I послал первый раз посольство во главе с епископом Роже в далекий Киев «к королю руссов» с просьбой отдать ему в жены дочь свою Анну. Первая супруга Генриха I, Матильда, умерла, не оставив ему мужского потомства. «Французскому королю предстояло жениться вновь. Несколько лет Генрих I пребывал в бесплодных поисках невесты. И вот, как свидетельствуют французские историки, дошла до него слава о прелестях принцессы, достойной обладать сердцем великого монарха, именно Анны, дочери Георгия, или Ярослава Мудрого, короля России, ныне Московии, и он был очарован рассказом о ее совершенствах».

Дело в том, что в конце I тысячелетия от Рождества Христова папа, пользовавшийся большой властью и почти неограниченным влияниям на все политические дела сильных мира сего, запретил им вступать в браки с родственниками до седьмого колена как по мужской, так и по женской линии. В силу этого запрета французскому королю не нашлось невесты ни в одном из близлежащих государств Западной Европы. Где оставалось ему искать невесту?

Русская красавица-княжна, отец которой правил на другом конце Европы, в соседстве с Византийской империей, откуда Русь приняла христианство, уж никак не могла оказаться с ним в родстве. Брак с Анной во всех отношениях представлялся желательным французскому королю. Молодая, красивая женщина, полная жизненных сил и энергии, свойственных юной славянской нации, могла подарить здорового сына, наследника французской королевской династии Капетингов. И вместе с тем этот брак позволял поддерживать необходимый мир с Римом. То обстоятельство, что Анна была «греческой веры», в то время не было препятствием к браку, раскол христианской церкви на римско-католическую и греко-православную произошел несколькими годами позже. Генрих I не хотел, чтобы его постигла та же участь, которая выпала на долю его родного отца, французского короля Роберта I. Он хорошо помнил, каким преследованиям и гонениям со стороны папы римского подвергся его отец Роберт I за брак со своей четвероюродной сестрой — дочерью немецкого императора Бертой. В конце концов Роберт I был даже отлучен от церкви, что значительно ослабило королевскую власть во Франции. Брак с дочерью прославленного киевского князя, которого называли «русским Карлом Великим», способствовал бы укреплению власти и международного авторитета Генриха I, обеспечивая надежные союзнические связи и поддержку сильного и влиятельного государства.

Французский король с нетерпением ждал возвращения посольской миссии и был чрезвычайно огорчен, когда она вернулась без русской княжны.

Почему Ярослав Мудрый не сразу дал согласие на брак? Возможно, он не хотел так рано отпускать юную среднюю дочь, да еще так далеко, на другой конец Европы — во Францию. Тем более что и старшая дочь, Елизавета, не была выдана замуж, а в дружной семье Ярослава Мудрого родители и дети, братья и сестры — все были очень привязаны друг к другу. Кроме всего прочего, именно в это время, как свидетельствует немецкий хронист Альберт Ашафенбургский, велись переговоры о заключении династического союза с Германией и браке Анны с немецким королем. Так или иначе, но в 1044 году средняя дочь Ярослава Мудрого осталась в родном Киеве, предаваясь своим любимым занятиям: изучению языков и истории, чтению книг и переписыванию редких манускриптов в библиотеке, основанной ее отцом при Софийском соборе, о чем свидетельствуют ее сохранившиеся автографы, написанные безупречно правильным, энергичным, четким почерком. Отвлечь ее от этих занятий могла только церковная служба, музыка и охота, страсть к которой она также унаследовала от отца.

Прошло еще четыре года. И вот весной 1048 года Генрих I вновь послал к берегам далекого Днепра за прекрасной русской невестой Анной почетное посольство. На этот раз его возглавлял ученый епископ Готье Савейр, в состав входили граф Госселен де Шалиньяк и другие знатные лица. К этому времени Ярослав Мудрый выдал замуж не только старшую дочь Елизавету, но и младшую Анастасию. Обе стали королевами и последовали за своими мужьями: одна — в Норвегию, другая — в Венгрию. Не состоялся только брак Анны с немецким королем. Преданность французского короля Генриха I своей заочной избраннице, красноречие епископа Готье Савейра, с которым Ярослав Мудрый объяснялся без переводчиков и который рассказал великому киевскому князю, как много хорошего слышал он о его красавице дочери и с каким нетерпением он ждет ее приезда, — все это не могло не убедить отца Анны Ярославны. На этот раз Ярослав Мудрый дал послам короля Франции официальное согласие на брак Анны с Генрихом I. Так решилась будущая судьба русской красавицы-княжны, которой предстояло более тридцати лет провести вдали от любимого Отечества.

В княжеском дворце стали собирать невесту в нелегкую и дальнюю дорогу. Чинили карету, искали лучших коней, доставали из больших сундуков припасенное богатое наследство: золото, серебро, камни-самоцветы, дорогие ткани — парчу, бархат, византийское сукно, пушистые шубы из меха соболя и горностая. В это время Анна Ярославна также готовилась к серьезным переменам в своей жизни. Беседовала с отцом, подбирала вместе с ним книги, чтобы взять их с собой на новую родину. Только благодаря библиотеке Анны Ярославны, которую она привезла с собой во Францию, до нас дошла уникальная книга — так называемое Реймсское евангелие — старославянский рукописный памятник, созданный на Руси в первой половине XI века в киевской библиотеке Ярослава Мудрого.

В день отъезда провожали Анну с княжеского двора всем народом, понимая, что расстаются, быть может, навсегда. Отец, обняв ее, тихо сказал: «Помни, дочка, про честь Руси и нашего родного Киева!» Потом, перекрестив, посадил в карету, и пышная процессия, сопровождаемая огромной толпой, двинулась со двора. Князь приказал большому отряду воинов сопровождать посольство с Анной до самых западных рубежей Руси.

Когда выехали подальше от города, Анна попросила остановиться, вышла из кареты, поднялась на высокий холм и долго любовалась видом Киева, окруженного желтеющим лесом и блиставшего золотом церковных куполов.

Многие видели кинофильм «Ярославна — королева Франции», поставленный по мотивам романа А. Ладинского. Но не многие знают мнение историков, которые считают, что здесь средневековая жизнь и быт Древней Руси изображаются в неправдоподобно мрачном и даже неприглядном виде. Это вовсе не соответствует научным представлениям об этой эпохе. Сохранившиеся архитектурные памятники, сообщения древнерусских летописей и археологические раскопки свидетельствуют о том, что Древняя Русь времен Ярослава Мудрого была одним из самых культурных, богатых и экономически развитых государств мира, а его столица Киев — один из самых красивых городов Европы.

Именно в этом убедилась во время своего путешествия во Францию Анна Ярославна. Путь посольства с Анной пролегал через города Польши, Чехии, Германии: Краков, Прагу, Регенсбург... Путешествие длилось несколько месяцев. Ехали только днем, в больших городах останавливались на несколько дней, чтобы дать отдохнуть невесте, запастись провизией, подковать коней.

Поздней осенью посольство с Анной прибыло в Париж. Генрих I был весьма доволен, представляя свою будущую супругу королевскому двору и самым знатным феодалам Франции. Французов настолько поразила необычайная красота русской невесты, что они отметили это в своих летописях.

Несколько месяцев Анна привыкала к новой обстановке, готовилась к исполнению высочайших обязанностей, совершенствовала знание французского языка.

14 мая 1049 года, в день Св. Троицы, в древней французской столице городе Реймсе, в присутствии богатейших феодалов, которые съехались с разных уголков Франции, и при огромном скоплении народа король Генрих I торжественно обвенчался с Анной Ярославной. Величественная церемония бракосочетания происходила в Реймсском кафедральном соборе, руки молодых соединил архиепископ Реймсский — Ги де Шатильон. Раскол христианской церкви на католическую и православную произошел пятью годами позже, в 1054 году, поэтому, вступая в брак с Генрихом I, Анна не изменила своего вероисповедания. Более того, в час, когда русская княжна Анна Ярославна стала французской королевой, она подарила собору Евангелие, которое привезла из Киева и которое впоследствии получило название «Реймсское». На этом Евангелии, переписанном кириллицей в киевском Софийском соборе в 40-х годах XI века, короли Франции на протяжении многих веков приносили присягу в час коронации в Реймсском соборе и при вступлении на престол Франции.

Науке Реймсское евангелие стало известно только в XVIII столетии. Его показывали Петру I во время путешествия царя по Европе в знак того, что память об «Анне Русской» по-прежнему жива во Франции. Потом оно долго считалось потерянным. Случайно его обнаружил в Реймсской библиотеке славист О. И. Тургенев в 1885 году. В 1975 году Реймсское евангелие экспонировалось в Москве. Так рукописная книга, которую держали в руках Ярослав Мудрый и его дочь Анна, через девять столетий вновь совершила путешествие через всю Европу, но теперь не во Францию, а в Россию.

Первые годы жизни Анны в Париже были трудными и не очень радостными. Анна тосковала по родине. Известный историк и писатель М. Дрюон цитирует такие строки из письма Анны отцу в Киев: «В какую варварскую страну ты меня послал; здесь жилища мрачны, церкви безобразны, нравы ужасны».

Но Анна была достойной внучкой своего великого деда князя Владимира Святославича, прозванного русским народом Красное Солнышко, и истинной дочерью своего отца Ярослава Владимировича, не зря прозванного Мудрым. Став королевой Франции, Анна Ярославна сумела преодолеть уныние благотворительной деятельностью и отдалась вся исполнению своего долга перед народом, перед новым отечеством. Королева Анна перенесла во Францию исконную русскую черту — милосердие, старинный русский обычай гостеприимства, учение о милостыне как святом долге каждого. Раздавая щедрую милостыню бедным, заботясь об участи вдов и сирот, устремляя внимание на нужды и бедствия народа, делая богатые пожертвования монастырям и основывая новые церкви, «Анна Русская» быстро заслужила народную любовь и широкую популярность как «добрая королева». Сохранилось письмо Папы Римского Николая II к «славной королеве», в котором он восхваляет благочестие, щедрость и добрые дела Анны: «Слух о ваших добродетелях, восхитительная дева, дошёл до наших ушей, и с великой радостью слышим мы, что вы выполняете свои королевские обязанности с похвальным рвением и замечательным умом».

Об уважении и полном доверии Генриха I к жене, а также о большом авторитете Анны во французском обществе говорит и тот факт, что ей было предоставлено право ставить свою подпись на документах государственной важности рядом с подписью короля Франции еще при его жизни. Эта привилегия Анны была уникальным явлением не только для французского королевского двора того времени, но и для всего XI века. Четкие, сделанные уверенной рукой подписи Анны Ярославны стоят рядом с крестами неграмотных королевских чиновников, придворных феодальной знати и самого монарха — Генриха I и неоспоримо доказывают, что коронованная славянка знала официальный язык средневековой Западной Европы. До XIII века государственные документы во Франции писались писцами на латинском языке, и Анна, кроме одного-единственного исключения, ставила свои подписи собственной рукой и также латинскими буквами. По-латыни было написано и письмо Папы Римского к Анне.

Естественно, что от молодой и энергичной королевы стали ждать так давно желанного наследника французского престола. Однако проходило время, а у Анны не было детей, что тревожило все королевское окружение. Можно себе представить горе Генриха и Анны, когда этот наследник несколько лет медлил с появлением. И тогда Анна, вспомнив обычай родной страны, обратилась с молитвами к святому Викентию — заступнику французов — и дала обет: если он осчастливит ее рождением сына, то она воздвигнет в честь этого святого монастырь.

В 1053 году Анна родила сына, долгожданного наследника французского престола, которому дала греческое имя Филипп. С тех пор имя «Филипп», которое не употреблялось во Франции, стало одним из самых популярных. Потом Анна родила еще двоих сыновей: Роберта и Гуго. Роберт умер в детстве. А Гуго, названный впоследствии Великим, стал родоначальником королевской линии Вермандуа, участвовал в первых крестовых походах и героически погиб в Палестине, покрыв себя неувядаемой славой.

Став матерью трех сыновей, Анна Ярославна целиком посвятила себя новым заботам, новому долгу — воспитанию детей и будущего короля Франции Филиппа I.

Король Генрих I много времени проводил в военных походах: то боролся с междоусобицами своих вассалов, то защищал страну от внешних врагов. Бывало, что он целыми днями не сходил с коня, и, конечно, очень часто ему просто не хватало времени для исполнения родительских обязанностей. К тому же королевский двор постоянно переезжал с одного места на другое: из Санлиса в Суассон, потом в Париж, Леон, Карби и, наконец, в Орлеан. Анна с первых дней сама занималась воспитанием и образованием своих малолетних сыновей. В этом Анне весьма пригодились ее всесторонние и глубокие познания, ее высочайшая культура. Прежде чем придворные наставники стали обучать Филиппа и Гуго военному искусству, геральдике, средневековому этикету и танцам, королева Анна научила своих сыновей грамоте, языкам, арифметике, истории, наставляя их не только в знаниях, но в добродетелях, благочестии и милосердии. Старания королевы-педагога не прошли даром. В отличие от отца Генриха I его сын, будущий король Франции Филипп I, умел читать и писать уже в шестилетнем возрасте, а подписанные им впоследствии грамоты и хартии изобличают в нем образованнейшего монарха, хорошо знавшего историю и прекрасно владевшего слогом. Этим, безусловно, не могла не гордиться его мать Анна Ярославна — коронованная киевлянка, достойная дочь великого составителя «Русской Правды». В свою очередь, Филипп I и Гуго Великий вопреки превратностям судьбы, на протяжении всей жизни сохраняли глубокое уважение, нежную и почтительную любовь к своей замечательной матери — французской королеве «Анне Русской».

Несомненно, что благодаря воспитанию Анны ее сыновья знали о своих русских корнях, чтили своих русских родственников. Известно, например, что, будучи двоюродным братом великого князя Святополка Изяславича и зная об этом, Гуго Великий и его соратники во время Первого крестового похода радушно встретили русского игумена Даниила.

В 1059 году, после тридцатилетнего пребывания на королевском троне, Генрих I решил передать его своему старшему сыну Филиппу. 23 мая 1059 года на седьмом году своей жизни Филипп был коронован в присутствии своих родителей и знатных людей Франции в том же Реймсском кафедральном соборе, где десять лет назад состоялось бракосочетание Генриха I и Анны. Сохранился текст клятвы, которую юный Филипп сам прочитал в тот день: «Я — Филипп, будущий король Франции...»

Теперь Анна могла быть более спокойна за судьбу своего старшего сына: Филипп был посвящен в короли еще при жизни ее заботливого и предусмотрительного супруга. В неспокойной Франции, раздираемой междоусобицами феодалов-вассалов, это было немаловажно.

Надо сказать, что предчувствие не обмануло Генриха I.4 сентября 1060 года он, находясь со своей семьей в замке Витри-о-Лож близ Орлеана, скоропостижно скончался от сердечного приступа. По завещанию короля, его похоронили в Сен-Дени, где по сей день сохранились могила и надгробие с эпитафией. На престол взошел семилетний Филипп I. Королева-мать Анна Ярославна стала опекуншей юного короля.

После смерти Генриха I Анна вместе с сыновьями почти сразу же удалилась в Санлис и безвыездно провела там несколько лет. Почему она выбрала и обосновалась именно в этой королевской резиденции? Для этого у нее было несколько причин.

После смерти Генриха I Анна осталась молодой вдовой: ей не было еще 35 лет. Хотя она была королевой Франции, но в условиях неустойчивости власти в королевстве она не могла чувствовать себя с детьми в полной безопасности. Умная и проницательная, Анна не могла не понимать, что власти юного Филиппа в любой момент могут воспротивиться могущественные и своенравные феодалы. Замок Санлис Анна избрала прежде всего ввиду надежного и спокойного месторасположения. Находящийся недалеко от Парижа в старинном, неизменно преданном монархам городе, окруженном чудесными густыми лесами, Санлис, безусловно, представлял собой наиболее безопасное и благодатное место для детей и матери-опекунши.

Но была и еще причина, заставившая Анну избрать именно эту резиденцию. Согласно одной старинной французской летописи, «королева Анна очень любила Санлис по царствующему там благорастворенному воздуху и по прекрасной охоте, к которой она питала большое расположение», чем вызывала во Франции немалое удивление. 11 лет замужества, жизнь французского двора с ее пышностью, многолюдностью, строго регламентированным этикетом нисколько не изменили ее. Зеленые леса Санлиса напоминали Анне привольные просторы ее любимой родины, где она принимала участие в «звериных ловах» вместе с отцом и братьями. И оказавшись здесь, коронованная славянка вновь со страстью предалась охоте и верховой езде.

Наконец, именно в Санлисе Анна приступила также к выполнению данного ею обета о строительстве монастыря. Близ Санлиса, в местечке Витель, стояла полуразрушенная часовенка Св. Викентия, вокруг которой расстилался широкий луг, названный «Полем Короля». На этом месте задумала Анна заложить монастырь. «Хартия королевы Анны, выданная в 1060 г. на основание монастыря Сен-Венсан в Санлисе и пожертвования оному», была подтверждена ее сыном Филиппом I, королем Франции, и скреплена его печатью повторно в 1071 году. Текст хартии написан, по всей вероятности, самой Анной и свидетельствует о большой начитанности и высоком духовном настрое ее автора.

Строительство храма и обители было для Анны Ярославны таким же делом жизни, как для ее отца Ярослава Мудрого возведение Софийского собора в Киеве.

29 октября 1065 года строительство храма в Санлисе было завершено. Он имел форму креста и высокую колокольню и был освещен во имя Святой Троицы, Пречистой Богородицы Марии, Иоанна Предтечи и Святого мученика Викентия. Со всех сторон к храму прилегали монастырские здания с Многочисленными кельями.

Монастырь этот существовал вплоть до Великой французской революции 1789 года и до последнего времени живо было в нем воспоминание о королеве Анне. Ежегодно память о ней чтилась торжественным богослужением и трапезой для бедных вдов, которую устраивал настоятель монастыря, чтобы народ не забывал о «доброй королеве». И сегодня скульптурное изображение королевы «Анны Русской» с королевским скипетром в одной руке и маленьким храмом в другой стоит у входа в храм в Санлисе, основанного ею еще в 1060 году.

В Санлисе об активной государственной и культурно-религиозной деятельности Анны Ярославны в этот период говорят ее подписи под хартиями и жалованными грамотами, которые неизменно стоят рядом с именем ее сына, короля Франции Филиппа I.

С резиденцией Санлис связана история любви и второго замужества Анны, история столь же рыцарско-романтическая, сколь и драматически-загадочная. Утверждают, что печать графа Рауля де Крепи и де Валуа стала появляться на дарственных грамотах с 1062 года. Наверное, именно в это время он впервые и появился в резиденции молодого короля и вдовствующей королевы. Граф Рауль III, потомок Карла Великого, считался самым знатным, богатым и независимым феодалом Франции. Несколькими годами старше вдовствующей королевы, он был уже дважды женат. Первая жена Рауля Адель, дочь графа Ночера, умерла в 1053 году, оставив ему двух сыновей и двух дочерей. Со второй женой он расстался, не сумев простить ей супружескую неверность. Увидев однажды Анну в облике русской амазонки, охотившейся в санлисских лесах, Рауль не мог уже забыть ее никогда. Эти два незаурядных человека встретили друг в друге искреннее и горячее чувство, но путь их к счастью был нелегким.

Полюбив Рауля, Анна, как истая славянка, отдалась этому чувству всей душой. Лицемерие, тайные отношения с Раулем ради сохранения королевского титула и почестей для нее были неприемлемы. Ради любви она готова была отказаться от власти, короны, почета, но не пожертвовать своим достоинством и будущим сыновей. Анна была любящей матерью, опекуншей юного французского короля Филиппа I. Поэтому решение вступить во второй брак с графом Раулем де Крепи и де Валуа далось ей не без внутренней борьбы. Драматизм ситуации усугублялся тем, что граф Рауль, как единодушно отмечают старофранцузские хроники и современные историки, был «самым могущественным и властным феодалом Франции», «не боявшимся ни армии короля, ни папских энциклик», игнорировавшим волю короля и даже оспаривавшим право на престол королевской династии Капетингов, к коей принадлежали Генрих I и его наследник Филипп I, сын Анны. Вступая во второй брак с графом Раулем де Крепи, Анна утрачивала титул королевы, но превращала противника королевского престола в надежного защитника своего юного сына-короля Филиппа I. Не сомневаясь в искренности и преданности полюбившего ее Рауля и убедившись в его готовности быть верной опорой Филиппу, Анна уехала с возлюбленным в его владения, где в церкви замка Крепи их обвенчал местный священник.

Некоторые французские источники утверждают даже, что граф Рауль де Крепи и де Валуа «похитил королеву Франции, когда та прогуливалась в Санлисском лесу, и увез в свой замок как простую смертную». Трудно себе представить, чтобы гордую и решительную Анну можно было бы увезти, а тем более удерживать против ее воли. Именно так пытались хоть как-то объяснить себе события современники, не веря, что ради любви можно добровольно пожертвовать титулом и властью королевы Франции. Добровольный брак Анны, по каким бы мотивам и с кем бы он ни был заключен, мог оцениваться только как «ошибка королевы Франции».

Незаурядные люди, Анна и Рауль никого не посвящали в тайну своих отношений. Решив соединить свои судьбы, они приняли единственно возможное в сложившихся обстоятельствах решение. Анна уехала из Санлиса и обвенчалась с Раулем действительно внезапно и неожиданно для всех. Но могло ли быть иначе? Объяви они о своем намерении вступить в брак, он никогда бы не состоялся. Прекрасно осознавая это, Анна и Рауль объявили о своем бракосочетании лишь тогда, когда оно стало свершившимся фактом.

Это вызвало настоящую бурю. Но счастливую чету ничто не устрашило: ни смятение при дворе, ни родство Рауля с королем Генрихом, делавшим, по тогдашним понятиям, их брак невозможным, ни жалоба второй жены Рауля Алиеноры папе римскому. Дело в том, что развод Рауля с неверной Алиенорой не был подтвержден разрешением папы, что в XI веке было обязательным условием признания его действительности. Этим и воспользовалась бывшая супруга графа. Не любя Рауля, она тем не менее вовсе не желала утрачивать тех привилегий и богатств, которые ей давало сохранение официального статуса супруги графа де Крепи и де Валуа. Обуреваемая местью, злобой и завистью, Алиенора отправилась в Рим, где подала жалобу папе Александру II, в которой обвиняла покинувшего ее Рауля в супружеской неверности.

Александр II, поверив жалобе лицемерной Алиеноры, приказал графу Раулю расторгнуть брак с Анной и взять обратно Алиенору. А когда тот не захотел повиноваться, то был отлучен от Церкви и его брак с королевой Анной был объявлен недействительным. Но это не помогло. Рауль был счастлив со своей третьей женой и не расставался с Анной до последнего дня своей жизни.

Мало-помалу все привыкли к этому новому положению Анны. Любовь сыновей к Анне Ярославне была очень велика, и она сумела сохранить самые теплые и дружественные отношения со своими детьми. Более того, вместе с новым мужем графом Раулем де Крепи и де Валуа и его двумя сыновьями от первого брака Анна неизменно сопровождала юного короля Филиппа I в его нелегких и небезопасных поездках по Франции вплоть до его совершеннолетия. Только теперь она перестала подписывать вместе с сыном-королем государственные документы, как делала это до своего второго замужества. Зато сохранилось несколько жалованных грамот, выданных королем Филиппом I и подписанных одновременно с ним графом Раулем и его двумя сыновьями. Например, в 1065 году, сопровождая Филиппа I в Корбеи, они подписали вместе с ним грамоту Анонскому аббатству.

Почти одиннадцать лет прожила Анна с Раулем. Граф умер в городе Мондидье 6 сентября 1074 года. Наверное, это были самые счастливые годы, проведенные Анной вдали от родины. Общаясь с любимым человеком, русская красавица вновь чувствовала себя сама собою — «Анной Русской». Любовь с новой силой воскресила в ее душе самые сокровенные, самые драгоценные воспоминания. Она не могла не рассказывать Раулю о своей жизни в родном Киеве, вспоминала чудный Днепр, великолепный Софийский собор, замечательную библиотеку отца, близких людей, родной язык... Именно это душевное состояние Анны позволяет понять, почему в 1063 году, накануне своего второго замужества с графом Раулем де Крепи и де Валуа, Анна сделала свою единственную славянскую подпись на дарственной грамоте аббатству Сен-Криспин ле гранд в Суассоне. Это была последняя подпись Анны как королевы Франции, и, поставив ее не по-латыни, как было принято, а славянскими кириллическими буквами, Анна Ярославна хотела тем самым подчеркнуть, что и вдали от Родины она оставалась русская душой и всеми своими помыслами. Так замечательная русская красавица подарила своим потомкам драгоценный автограф — ценнейший памятник древнеславянской письменности.

Овдовев второй раз, Анна вернулась к сыну-королю и вновь погрузилась в государственные дела. Сохранились грамоты этого периода, в которых она теперь подписывалась «Анна, мать короля Филиппа», так как после второго брака утратила титул королевы. Однако при дворе сына-короля Анна Ярославна оставалась недолго.

Полная воспоминаний о былом счастье, она, женщина далеко еще не старая, полная обаяния и неугасшей красоты, — о чем свидетельствуют старинные гравюры тех лет, — тяготилась шумной жизнью двора. Вот уже несколько лет, как ее сын Филипп достиг совершеннолетия, принял всю полноту государственной власти и уже не нуждался в ее опеке. Недавно он вступил в брак с Бертой Голландской. Вместе с молодой королевой Филипп I подтвердил хартию Анны, выданную ее детищу — монастырю Святого Викентия в Санлисе, о чем говорит приписка в конце этого документа.

Последняя подпись Анны на французских государственных документах относится к 1075 году. Это грамота короля Филиппа I, подтверждающая основание и привилегии монастыря Девы Марии в Пон-ле-вуа. С 1075 года всякие сведения об Анне Ярославне прекращаются.

Некоторые исследователи истории Франции XI века утверждают, что в конце своей жизни Анна Ярославна «возвратилась на землю своих предков и, прожив на Руси несколько лет, умерла там». Осуществилось ли это последнее желание Анны или ему помешали какие-либо обстоятельства? Неизвестно. Важно то, что Анна, горячо любившая свою Родину, не сменившая ни своего имени, ни своего вероисповедания, хотела последние свои дни провести на Родине и умереть на Русской земле. Очевидно, она неоднократно высказывала это желание, что и запечатлели надписи на старинных гравюрах.

Год и обстоятельства смерти Анны неизвестны. Во Франции место погребения Анны не найдено, хотя попытки такие предпринимались неоднократно. Так загадочная русская красавица сделала все, чтобы ее соотечественники не сомневались: Анна, дочь Ярослава Мудрого, возвратилась на любимую Родину.

Не менее романтична судьба старшей сестры Анны — Елизаветы, которую в древнескандинавских сагах называли Эллисив. Красота Елизаветы покорила сердце норвежского принца Гаральда. Он встретился с русской княжной, когда после неудачной попытки своего сводного брата Олафа вернуть норвежский престол, гонимый его противниками, вместе со своими товарищами нашел прибежище и поддержку на Руси. Поступив на службу к великому киевскому князю Ярославу Владимировичу Мудрому, Гаральд попросил руки его дочери Елизаветы. Однако первая его попытка получить в жены прекрасную Елизавету не увенчалась успехам: Ярослав отказал Гаральду, так как принц не имел ни престола, ни богатства.

Удрученный отказом викинг отправился искать по белу свету славы и богатства, чтобы стать достойным руки и сердца прекрасной русской княжны. Гаральд вместе со своей варяжской дружиной совершал дальние походы в Малую Азию, Северную Африку, Палестину, Грецию, Сицилию, успешно сражался с врагами Византии — сарацинами, на суше и на море. Эти многочисленные подвиги принесли ему огромную славу и прозвище «Смелый», или «Суровый». Приобретенные в походах несметные богатства Гаральд неизменно пересылал ко двору князя Ярослава, доказывая тем самым, что он достоин быть его зятем.

Норвежский принц Гаральд оказался не только славным героем-викингом, но и талантливым поэтом-скальдом. Среди всех своих бесконечных и опасных приключений Гаральд не забыл прекрасной Елизаветы и в духе рыцарской поэзии сочинил стансы в честь своей прекрасной возлюбленной — 16 строф песни, восхваляющей гордость и красоту русской княжны и оканчивающейся грустным припевом: «Только русская девушка в сияющей короне пренебрегает мною».

Можно не сомневаться, что, возвратившись в Киев из походов, Гаральд часто исполнял свои песни при дворе Ярослава в присутствии не только Елизаветы, но и ее сестер — Анны и Анастасии.

Одна из этих песен чудом сохранилась. Впервые ее текст был обнаружен в рукописи о жизни норвежских королей исландского ученого XIII века Снорри Стурлусона «Круг земной». Через несколько столетий эта песня Гаральда завоевала необычайную популярность во Франции, где она не раз была переложена поэтами с латинского языка на французский. Затем, завершив поэтический круг, песня Гаральда в честь Елизаветы вернулась обратно на Русь. В XVIII веке песню Гаральда перевели в России поэты И. Ф. Богданович и Н. А. Львов, а в XIX веке — К. Н. Батюшков. О стансах северного скальда и о его взаимоотношениях с дочерью Ярослава Мудрого писал в «Истории государства Российского» Н. М. Карамзин: «Елизавета не презирала его: он следовал единственно обыкновению тогдашних нежных рыцарей, которые всегда жаловались на мнимую жестокость своих любовниц».

Карамзин был прав, Елизавета не презирала Гаральда, а, напротив, горячо любила его. Она давно оценила достоинства, таланты и преданность Гаральда и очень тревожилась за его судьбу. А причины для тревоги были.

В мужественного, овеянного славой викинга страстно влюбилась византийская императрица Зоя. Настойчивые просьбы Гаральда отпустить его домой привели преданного рыцаря в темницу. Только благодаря находчивости и храбрости товарищей Гаральда ему удалось добраться до корабля, покинуть Константинополь и приплыть в Киев с большими богатствами. На сей раз Гаральда ждали в Киеве, его тепло встретила Елизавета, радушно принял Ярослав.

В 1045 году Ярослав Мудрый выдал замуж свою старшую дочь Елизавету за Гаральда Смелого. А в 1047 году он стал норвежским королем Гаральдом III Сигурдсоном, а Елизавета Ярославна — королевой Норвегии.

У Гаральда и Елизаветы подрастали две прелестные дочери — Мария и Ингигерд, когда их отец, король Норвегии, окончил свою жизнь так же геройски, как и провел её. Гаральд III Сигурдсон погиб в 1066 году в Англии, в знаменитом Гастингском сражении.

Оставшись вдовой, Елизавета Ярославна через несколько лет вышла замуж за датского короля Свена II Естридсена. В 1075 году она овдовела второй раз. С этого времени все известия о ней, как и о ее сестре Анне Ярославне, кончаются.

При киевском дворе встретил свою избранницу и будущий король Венгрии Андрей I. Его выбор пал на младшую дочь Ярослава Мудрого — Анастасию. Прелестная киевская княжна чем-то напоминала ему мать. Отец Андрея, герцог Ласло Сар, двоюродный брат венгерского короля Иштвана I Святого, был женат на русской княжне Премиславе Владимировне. Рано потеряв родителей, будущий король вместе с братом Левенте вынужден был укрываться от своих политических противников сначала в Польше, а затем искать прибежища на Волыни. Однако волынский князь Игорь Ярославич не решился их принять, опасаясь союзного Германии венгерского короля Петра, захватившего в 1038 году венгерский престол после короля Иштвана I Святого, родного дяди гонимых юных королевичей. Андрей и Левенте ушли к половцам, где провели насколько лет в трудных военных походах.

После многочисленных мытарств венгерские изгнанники нашли наконец пристанище на Руси, при гостеприимном киевском дворе великого князя Ярослава Владимировича Мудрого.

Полюбив Анастасию, Андрей не осмеливался просить ее руки, находя свое положение изгнанника недостойным совершенств и доброты прекрасной девушки. Лишь будучи приглашенным в 1046 году венгерской знатью на трон, Андрей открыл свои чувства киевской княжне и обратился к ее отцу с просьбой осчастливить его согласием на бракосочетание с младшей дочерью.

Окрыленный взаимным чувством Анастасии, давно питавшей нежную привязанность к молодому венгерскому герцогу, а также согласием и поддержкой великого киевского князя Ярослава Мудрого, Андрей возвратился на родину и в 1047 году был коронован. Он занял венгерский престол вопреки козням и планам германского императора Генриха III, который даже задумывал в том же 1047 году первый военный поход против него. Последовавшая за мужем Анастасия Ярославна стала королевой Венгрии.

Память о жене Андрея I, прекрасной русской княжне Анастасии, более известной в Венгрии под именем Агмунда, сохранилась в этой стране до наших дней. Воспитанная в такой культурной среде, где образованность, чтение и переписывание книг, открытие школ и библиотек, строительство церквей и соборов считалось почетным делом, Анастасия, как и ее сестра, французская королева Анна, не только делала щедрые пожертвования существовавшим монастырям, но и воздвигала новые храмы. С именем благодеятельной королевы Анастасии-Агмунды в Венгрии связывают основание двух православных монастырей — у Вышеграда и в Тормове. В монастыре близ Тормово нашли впоследствии убежище монахи чешского Сазавского монастыря, изгнанные в 1055 году за принадлежность к православию.

С Анастасией Ярославной из Киева в Венгрию прибыли не только русские православные священники, но и многочисленная русская дружина. Великий князь киевский Ярослав Мудрый дорожил венгерским союзом в общеевропейском доме, а Андрей I, в свою очередь, чрезвычайно ценил поддержку своего могущественного русского тестя. Андрей I поселил русских в районе Тихань и Зебеген. По свидетельству хроник, самым многочисленным было русское село Оросвар, находящееся близ королевского замка Вышеграда. Жители этого русского села обязались ежегодно выставлять венгерскому королю две стражи к воротам. Венгерский король и его русская жена абсолютно доверяли такой страже. К помощи русской рати Андрей I прибегал и в войнах с внешними врагами.

Андрей I умер в 1061 году от ран, полученных в сражениях. Анастасия Ярославна вынуждена была бежать вместе с тринадцатилетним сыном Шаламоном в Германию. Она опасалась преследований захватившего венгерский престол Бела I и посылала послов к своему родному брату, в то время великому князю киевскому Изяславу Ярославичу с просьбой не оказывать политическим противникам ее сына-королевича никакой поддержки. Как отнеслись на Руси к политике Бела I, неизвестно, но против Шаламона она не выступила.

В 1063 году Шаламон отстоял венгерский престол. Немалую роль в этом сыграли нравственная поддержка и дипломатические усилия его умной и проницательной матери. Вернувшись после трехлетнего изгнания в Венгрию, Анастасия Ярославна последующие одиннадцать лет провела при дворе своего сына, венгерского короля Шаламона I. Дальнейшая судьба ее неизвестна.

До наших дней на озере Балатон, в районе Тихань, сохранилась королевская усыпальница. Полагают, что Анастасия Ярославна была похоронена здесь, в одной могиле со своим любимым мужем, венгерским королем Андреем I.
16.05.2021 enr091 0
Добавить комментарий:



ТОП пользователей



rozcornevapavlenkomarina356valantineivankopanyafilinaandymalik2020vivitka1995mordvinovayanserinakammaRusiyOleinikov