Снегурочка поневоле

Мимо, мимо несутся хлопья снега, аромат мандаринов скользит за каждым прохожим, стайки девушек в смешных и ярких вязаных шапочках выпархивают, хохоча и на ходу обсуждая наряды к Новому году, а Катя стоит рядом с магазином и все никак не решится войти в него...

Там идет бойкая торговля шоколадными конфетами, там запыхавшиеся продавщицы пакуют копченое мясо и усердно перевязывают торты алыми ленточками. Все спешат купить к рождественским каникулам праздничной еды, а Кате нужен только пакет кефира и кусочек адыгейского сыра: праздника у нее в этом году не случится. Уже три недели она не девушка Стаса Ткаченко, а просто Катя. А Ткаченко рождественским зайчиком резвится где-то без нее, покупая подарки новой подружке.

Случайная правда
Все в ее жизни рассыпалось благодаря случаю: она замерзла на занятиях в прохладном институтском танцзале и зашла по пути в кафе выпить чашку кофе. Там-то она и столкнулась с целующейся парочкой. Ну надо же — Стас и Милена, их старинная легкомысленная подружка. Милена пожала плечами и сказала:
- Я пойду, а вы тут сами разбирайтесь. — И стремительно упорхнула.
- Давно? — спросила Катя у Стаса.
- Тебе какая разница? — огрызнулся он. — Меня достало, что ты все торчишь в своем институте, даже в клуб сходить не с кем. Что ты тут делаешь? Выслеживаешь?
- Нет. Случайно зашла, — сказала Катя. Но Стас уже шел за Миленой и вряд ли услышал ответ.

Стас как-то очень быстро вывез вещи и исчез. Еще три дня назад они строили планы насчет поездки в Европу весной, а сегодня Катя даже не знает, с кем и где она будет встречать Новый год...

Ее теперь бесконечно раздражала предрождественская суета. Даже в институте все помешались на подарочках и маскарадных костюмах, а в каждой аудитории блестела и шуршала развешанная мишура. Катю спасала только грядущая сессия: погружаясь в конспекты и занятия, она забывала про свой новый статус брошенной. Тут тебе и зачет по сценическому движению, и сдача танцевальной программы, и три толстых тома по истории классической литературы...

А накануне выходных перед лекцией по психологии к ней подбежал староста курса Паша Макаров:
- Астахова, ты почему до сих пор не зашла в костюмерную? Опять Анна Степановна выдаст костюм на два размера больше!
- Зачем мне в костюмерную, Паш? — Я даже в отчетном спектакле в этот раз не участвую.
- Ты хотя бы на доску объявлений смотришь? — взвился староста. — Там же черным по белому написано: Астахова — Снегурочка на новогоднем вечере факультета искусствоведения! Пора бы уж привыкнуть, что наш факультет эстрадного искусства поставляет всем остальным Снегурочек! Гордиться надо!
- Да ты что, Макаров, какая я тебе Снегурочка? Ни улыбаться, ни щебетать я сейчас не в состоянии, — мрачно отмахнулась Катя.
- Я заметил, — кивнул он, — и поэтому Снегурочкой должна была быть Ленка Кравцова со второго курса, но она ногу сломала позавчера.
- Паша, у меня депрессия. Я не запоминаю даже простые тексты. И улыбаться тоже не могу, — вяло сопротивлялась Катя.
- А кто зачет по риторике сдал лучше всех? Не коси, Астахова!

Работа есть работа
Катя дошла до факультетской доски объявлений, выяснила фамилию своего напарника, нашла его и выучила с ним нехитрое представление. Сценарий был забавный. Веселый Дед Мороз — будущий искусствовед Валера — выглядел смешно в бороде и красной шапке набекрень. А Катя в голубом платье и синих сапожках была просто очаровательна.

Здравствуйте, дамы и господа, — улыбнулась она в микрофон. — Этот вечер мы проведем вместе, и, что бы ни случилось, я уверена, что он будет полон радости и предновогодних чудес!

Танцевальный зал был полон. Будущие искусствоведы подошли к делу серьезно: устроили настоящий карнавал с переодеваниями и гримом. Студенты не узнавали друг друга, и под взрывы хохота кто-нибудь то и дело безуспешно пытался определить, как зовут очередную маску.

Катя наблюдала за общим весельем, отводя глаза от многочисленных влюбленных, активно включалась в конкурсы и подбадривала себя в перерывах: “Улыбайся , Катерина!” Но тут диджей запустил медленный танец, и зал залила нежная и тягучая, как мед, мелодия.

- Я пришел вас пригласить на этот танец! — откуда-то вынырнул и предстал перед Катей парень в костюме Арлекина, расшитом бубенцами и золотым шнуром.

Лицо Арлекина было скрыто маской, но глаза его Кате понравились. И она согласно кивнула.

- Нравится вам быть Снегурочкой? — спросил Катю ее визави.
- В этот раз нет, — честно ответила она.
- А вы хорошо держитесь, — заметил Арлекин. — Если бы я не наблюдал за вами в перерывах, совсем не заметил бы, что вам грустно.
- Артист всегда таков, какова его роль, — пожала плечами Катя. Ей было
неуютно от того, что чьи-то чужие глаза обнаружили ее печаль.
- Все проходит, — серьезно сказал он, наклонившись к самому ее уху. — И даже ваша печаль имеет свой конец. Пока вы оплакиваете ваши потери, вы можете не заметить, какие знаки посылает вам судьба. Даже если эти знаки такие яркие, как я...
- Арлекин, вы тоже прекрасно справляетесь с вашей ролью. Но суете длинный нос не в свое дело, — рассердилась Катя.

Но Арлекин смешно потер длиннющий нос своей маски и склонился перед ней в покаянном поклоне. Сверху сыпалось конфетти, а Катя, почти смеясь и чуть не плача, смотрела на своего карикатурного кавалера. Интересно, что хочет сказать ей судьба таким ехидным способом?

Тема реферата
Арлекин вился вокруг нее весь вечер. То вдруг останавливался рядом, раскрывал кулак — и на его ладони оказывался шоколадный трюфель. То влезал в какой-нибудь конкурс и нахально его выигрывал, чтобы получить от Снегурочки приз.

Высокий Арлекин сразу бросался в глаза. И когда в одном из быстрых танцев он подхватил и закружил какую-то рослую блондинку, у Кати противно заныло где- то между ребер. Ловко у них получается. Ах, зачем же она согласилась на эту глупую роль?

...Вечер подходил к концу. Когда студенты потянулись к выходу, Арлекин подбежал и рухнул перед Катей на колени.

- Весь вечер я был счастлив вашим вниманием! — Арлекин протянул ей маленькую розочку.

Катя фыркнула.

- И теперь прошу вашего прощения за то, что не смогу проводить вас!
- Почему? — вдруг вырвалось у Кати. И, разозлившись на себя, она выпалила: — Мне надо спешить, спасибо за цветок, с Новым годом! — Последние слова она договаривала, уже выбегая из зала.
- Ну погодите же, не убегайте так стремительно, — шут нагнал ее у самого вы
хода и вложил в руку забытый пакет с нарядом Снегурочки. — Мы обязательно встретимся. Только вы меня не узнаете...
- И прекрасно! — перебила его Катя. — Нельзя же быть таким назойливым! — Она заметила, как в холл выходит та самая высокая блондинка, с которой так ловко танцевал Арлекин, и убежала.
- Я не назойливый. Я верен избранной прекрасной даме, — он склонил голову, и бубенцы звякнули. — Увидимся!

А назавтра у Кати была лекция. Сидя в аудитории, она обводила ее взглядом — может, кто-то с ее факультета был ряженым Арлекином? Или все-таки это парень с искусствоведения? Ах, зря, зря она его вспоминает, и лучше забыть эту историю, как глупый рождественский сон.

Лекция прокатилась своим чередом, и уже прозвенел звонок, в аудиторию явился аспирант с кафедры драматургии и начал раздавать студентам темы для рефератов.

- Астахова, запишите: “Значение образа Арлекина в драматургии Блока”.

Катя перестала писать и подняла голову. Рядом с ее столом стоял высокий, как гренадер, аспирант Дима с кафедры драматургии. И глаза у него были того самого разреза, в точности совпадающего с золотым краем шутовской маски.

- Это вы мне весь вечер голову морочили? — вспыхнула Катя.
- Я, прекрасная синьорина, — улыбнулся он. — Вообще, я ваш должник, я вас вчера не проводил. Ну как бы я шел по городу в маске? А без маски вы бы меня сразу узнали, наговорили бы мне строгих слов. И я решил сохранить интригу. Но теперь до самого Нового года вам придется ходить домой только в моем сопровождении.

Пряча улыбку, Катя опустила голову и, не выдержав, тихонько засмеялась.
Кажется, наступающий год уже точно не будет скучным...

29.12.2017 AnnaKorol 0
Добавить комментарий:



ТОП пользователей



king22ProstoKreditVambezmelnitsyna2016queenanna1807mkisenko8infobestvlasovmasterafilipovicleilapo